Латвияс цельш: интеллектуалы или ловкачи



Съезд Латвияс цельш в субботу может поставить точку на пятилетнем успешном продвижении от большой, сильной, ориентированной на Запад либеральной партии реформ до группы политических менеджеров, замученных противоречиями между амбициями и возможностями, единственным ориентиром и целью которой остается место у власти. Венцом этого процесса, который не только констатировал бы давно очевидную эволюцию Л-(враги сказали бы - деградацию), но и зафиксировал бы эти изменения на уровне совершенно нового образа партии, было бы утверждение Вилиса Криштопанса в символическом статусе кандидата в премьер-министры, которого он давно жаждал и который Криштопансу прочат некоторые партийные активисты и сторонние наблюдатели.

Криштопанс силен лишь настолько, насколько слаб путь. Но его продвижение вверх по лестнице латвийской политики является симптомом охватившей политическую элиту болезни "прагматизма", а именно - релятивизма политических и этических принципов "Прагматики рекомендуют воздержаться от политических оценок, чтобы не раскачивать лодку государства", - год тому назад, защищая нарушившего антикоррупционный закон Криштопанса и обосновывая его пребывание на посту министра сообщений даже ценой возможного падения правительства, провозглашал пресс- секретарь ЛЦ.

Тогда Криштопанс, отказавшись выполнить требование премьера Шкеле уйти в отставку после того, как три других министра уже ушли со своих постов даже за значительно менее существенные нарушения упомянутого закона, и пригрозив вообще покинуть "эту страну дураков", если кто-то докажет, что он находится в коррумпированном положении, явил Латвияс цельш образец требуемого новой конъюнктурой "прагматичного политика" - не особенно умного, политически глуховатого, неразборчивого в отношении этики, зато энергичного и расторопного бизнесмена и администратора.

Политические деятели такого типа всегда преобладали, скажем, в Саймниексе, они приобретают все большее влияние и в других партиях, например, в ТБ, однако для ЛЦ, которая старалась подчеркнуть свои идеи и интеллектуальный потенциал, это означало существенное отступление от провозглашенных принципов. Голосование конференции Л-за то, чтобы Криштопанс остался на посту министра в новом правительстве Крастса, когда в качестве главного аргумента упоминался его профессионализм (хотя никто и не упрекал Криштопанса в невыполнении должностных обязанностей), фактически оправдало нарушения закона, если их совершает член партии и если их можно выдать за "формальные", и подтвердило отступление партии от таких провозглашаемых на словах основных принципов либерализма, как индивидуальная ответственность и власть закона.

Вряд ли лидеры Л-этого не понимали. Тогдашний председатель партии Валдис Биркавс обреченно объявил, что связанные с нарушениями антикоррупционного закона скандалы "тотально дискредитировали государственную власть". Он прав, если мы согласны поставить знак равенства между государственной властью и Латвияс цельш, который привык всегда быть у власти.

Однако, если на начальном этапе деятельности партии ее пребывание у власти оправдывалось предложенным ею видением будущего государства и обоснованной программой для осуществления этого видения, то уже в 1995 году на первое место выдвигается аргумент, что никого лучше Л-просто нет, и вожди партии уже не стесняются для сохранения власти применять откровенно популистские приемы, например - пустые обещания выплатить компенсации обманутым вкладчикам. Однако образ носителей идей и интеллекта более или менее правдоподобно поддерживается вплоть до скандалов прошлого лета, да и сейчас часть членов партии еще держится за видение ЛЦ, как наверное малочисленной, зато сильной в своем либеральном интеллектуализме и поэтому влиятельной фракции правого крыла в Саэйме, пусть даже и в оппозиции.

Судя по всему, большинство в партии все же склоняется к тому, чтобы отказаться от представляемых Пантелеевым, Биркавсом, Индулисом Берзиньшем западных интеллектуальных ценностей в пользу практичного хлопотуна, который совершенно не восприимчив к понятиям конфликта интересов и политической ответственности, не видит границы между своим собственным и государственным имуществом, например, позволяет себе даже хвалить самого себя за поездки по миру на средства находящихся в подчинении министерства предприятий, и без предрассудков, а также без конкурса отдает обслуживание государственной информационной сети единолично избранной фирме. Зато, используя руководимое им самим министерство, способен организовать поступление необходимых для выборов средств в партийную кассу и демонстрировать обществу крепкую руку оборотистого хозяйственника, а это всегда нравится части избирателей.

Выдвижение Криштопанса кандидатом в премьеры может привести в отчаяние многих членов партии, однако такой шаг может пойти на пользу при достижения тактических целей, так как этот шаг пусть и сузит, зато уточнит круг нынешних сторонников партии и привлечет часть голосов электората раздираемого противоречиями Чеверса Саймниекса.

Правда, придется совсем отказаться от образа идейных интеллектуалов и превратиться просто в маленькую, властолюбивую партию. Предлагаемый ею кандидат на пост премьера вряд ли станет руководителем правительства, зато он намного лучше подошел бы на пост председателя такой партии, чем "идейный" Пантелеев, который сейчас, судя по всему, все больше становится просто декорацией.

Автор: Айвар Озолиньш, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha